~ АЛЛИЛУЙЯ ~

Миг и вечность,
Взлёт и паденье,
Смерть и рожденье -
Тебе дарю!

Я снова замечаю в тебе что-то странное. Вечная усталость, но не физическая... моральная. Что же происходит в твоей душе? Я никогда не доверял магическим штучкам, но иногда действительно хотелось бы читать мысли. Как мне помочь тебе? Господь Бог, ну, о чем я? Я же не мамочка тебе... Не любовница. Но, черт возьми, почему я так сильно беспокоюсь? Лукавый синий огонь в твоих глазах меркнет. Ресницы опущены, жесты прекрасных аристократичных рук нервные, будто перепуганные белые птицы. Ты не думаешь, что я замечаю, а я вижу следы от ногтей на твоих ладонях и чуть припухшие глаза наутро. Ты не спишь по ночам. Что же грызет тебя изнутри? Почему ты деланно улыбаешься? Почему стараешься пережить всё это один...

В бессилии опускаю глаза, зарываясь холодными пальцами в золото своих волос. Тяну за корни, будто желая избавить себя от этих кудрей. Темно. Я не зажигал свет в своей комнате. Хотя в темноте я всё время думаю о тебе.

Почему? Неужели я не заметил, как стерлась тонкая грань между дружбой и... Да нет, это бред. Просто мы действительно очень хорошие друзья. А ты что-то скрываешь... Избегаешь взглядов.

Ненавижу.

Я бы проклял тебя за это, да тебе и так не сладко.

Желание. Почти до боли хочу тебя увидеть. Спровоцировать... Чтобы ты выплеснул любые эмоции мне в лицо. Чтобы выговорился или наорал... Или ударил. Быть может, это поможет тебе хоть как-то разрядиться.

Мне бы тоже не мешало проветриться. Голова уже болит от мыслей о тебе. Черт, ты, как всегда, меня доводишь. Кстати, я заметил, что всё чаще поминаю черта. Нужно отучаться от этой привычки.

Бросаю взгляд на окно. Уже совсем стемнело.

Сон, чувствую, сегодня так и не придет. Определенно нужно пойти прогуляться.

И вот я иду по пустым коридорам замка. Они давят на меня... А когда-то мы ещё юношами могли так беззаботно носится здесь. И я чувствовал теплую ладошку Сен Жермена в своих руках, и твой смех... беззаботный, юношеский, радостный. И ваши вечные подначки и милые дружеские издевательства, которые, надо сказать, с каждым годом становятся всё жестче. Но... я привык. Видимо, действительно, я такой человек, над которым просто грех не пошутить. Пусть шутки и злые.

Я и сам не заметил, как поднялся на один из балконов северного крыла замка. Насколько я помню, туда мало кто заходит. Но вид оттуда потрясающий.

Я выхожу на балкон и вижу... Да, это неизбежно. Я вижу тебя в объятиях Сильвии.

Что-то резко защемило сердце. Из-за тебя? Из-за Сильвии? Ведь я когда-то ухаживал за ней, но мне вежливо дали понять, что я не годен в кавалеры принцессы. Да и кавалер из меня, мягко говоря...

Я не хочу вам мешать, но и уйти не могу. Будто ноги приросли к камню и кожаные сапоги плавятся прямо на ногах. Я чувствую, как моё лицо наливается краской, и поспешно скрываюсь за колонной, спиной прислоняясь к прохладному камню.

Мысли проносятся с быстротой света, хочется выкрикнуть что-нибудь, бежать, или прямо сейчас оказаться в центре сражения и забыть обо всем.

Ты видел меня. Заметил. Циничный взгляд прорезал меня насквозь. Сильвия слышала меня. Я, как всегда, в такие моменты жутко неуклюж. Черт, я ещё и спугнул её. Убежала, что-то выкрикнув тебе.

Я так надеялся, что ты ринешься за ней. Но нет.

- Михаил, - моё имя на твоих устах звучит как оскорбление. - Выходи, я знаю, что ты здесь.

А что я? Я идиот! Я, конечно, не мог придумать фразы дебильнее.

- Вы обознались...

Ты даже не даешь мне договорить. Значит, ты действительно рассержен. Что ж, тем лучше. Может, если ты реально рассердишься, тебе это поможет.

- Михаил, я узнаю тебя по голосу.

Да ты меня и раньше узнал. Не мог не узнать. Ты же видел. Наши глаза встретились, хоть здесь совсем темно. Да и я тоже... наверное, как белое курчавое пятно в ночи. Если бы я озвучил эту мысль, ты бы, наверное, посмеялся. Но сейчас не до шуток.

Я выхожу из-за колонны, направляясь к тебе.

- Я не хотел вам мешать, я не знал, что вы здесь... Я просто проходил мимо. Вообще я искал встречи с тобой, но не думал, что найду тебя здесь. Мне ужасно стыдно и...

- Помолчи, - твой голос звучит спокойно, ты проводишь пальцами от виска ко лбу и откидываешь волосы назад. Такой привычный жест, но сейчас он кажется мне чужим.

- Георик..

- Помолчи!

Я не понимаю тебя, я решительно не понимаю тебя, зачем всё это... Мне уйти? Остаться? Чего ты хочешь?

После некоторой паузы ты вновь начинаешь говорить.

- Интересно, если я поиграю в любовь с принцессой, то смогу устроить свою жизнь как можно лучше? Я буду купаться в роскоши, может, Король назначит меня главным врачом, а этого ублюдка Бруно сошлют куда подальше. Ха, я смогу делать вам с Сен Жерменом дорогие подарки. У нас будут лучшие лошади и гербовое оружие от самого Короля. Тебя я сделаю Генералом! Нееет, Маршалом. Как тебе? Всего-то лишь нужно умаслить глупую девичью любовь....

Звук пощечины.

Я и сам не понял, как ударил тебя. Сильно наотмашь. Так, что ты даже пошатнулся. Тонкие пальцы коснулись разгоряченной щеки, синие глаза впились в меня как острые английские булавки.

- Тебе что-то не нравится, Михаил?

- Заткнись! Не смей так говорить! Не смей так говорить про принцессу! Разве тебе всё это надо? Ты думаешь мы будем любить тебя больше из-за подарков?! Ты отвратителен! Да что с тобой, Георик?! Где мой лучший друг? Что с тобой стало?

Мне хочется снова тебя ударить. В горле саднит ком. Ком отчаяния. Я не думал, что до такого дойдет. Ну почему? Почему всё так плохо? У Сен Жермена тоже всё не слава Богу. Неужели только я один замечаю, что вся жизнь катится к чертям собачьим.

Ты молчишь, обнимаешь себя на плечи и дрожишь, будто от холода.... Но это не тот холод. Тихо и нервно... из твоего горла выходит смех.

- Георик... - теперь гнев прошел, и мной овладел ступор. Что делать? Что говорить? Почему моё сердце разрывается на части?

Внезапно ты хватаешь мои предплечья, смотришь в глаза... А мне жутко. Жутко оттого что я вижу в твоих глазах. Больно, наверняка останутся синяки от твоих цепких рук. Отводишь взгляд. Шикарные, темные как сама ночь волосы теперь закрывают твоё лицо. Медленно ты опускаешься на колени, ногтями скребя мои рукава и сорвав один кружевной манжет.

Я тут же неуверенно опускаюсь рядом с тобой и бережно встряхиваю за плечи.

- Георик... Я... Что...

- Михаил, - ты сказал это на выдохе, будто сожалея о том, что произнес это имя, - побудь со мной... - ты сказал это как можно тише. Но я слышал. Я чувствовал, как тебе тяжело. Я не знал, из-за чего, и не знал, чем помочь. Отчаяние. От этого хотелось только кричать.

- Я буду с тобой, - сами собой на ум пришли слова из одной песни:

- Небо, землю,
Море и сушу,
Тело и душу -
Возьми себе.

Утро, вечер,
Конец и начало,
Крик и молчанье -
Тебе дарю....

Ты смотришь на меня, и в твоих глазах я вижу немой вопрос - "Правда?"

Я потянулся к тебе, убирая темные струящиеся пряди твоих волос с бледного точеного лица, и мои губы молча передали твоим губам ответ.

"Правда... "

© Izumi Shion

август 2008